ljubush (ljubush) wrote,
ljubush
ljubush

Categories:

Очередной мемуар - о Лене

Когда я слышу слово «истеричка» или бешеный визг-крик из окна какой-нибудь несчастной квартиры, я сразу вспоминаю Ленкину маму.

Уральская женщина, с высшим образованием, вышла замуж за ленинградца, переехала в город на Неве и сломала жизнь двум людям, мужу и родившейся дочке. Ленкин папа, к тому времени, когда я его встретила, был тихим домашним пьяницей, инженером со светлой головой, - так называли его на работе. С Лениной мамой он был в разводе, но они продолжали существовать вместе в одной квартире. От Тамары Васильевны нельзя было избавиться, как от хронической болезни или как от стихийного бедствия.
Меня она страстно полюбила и тискала, словно немецкую гуттаперчевую куклу, - Тамару Васильевну удивляло и восхищало, что меня невозможно было нигде ущипнуть.
- Посмотрите, какие глазки, какие кудряшки, что за девочка!
На крики выходил из своей комнаты близоруко щурившийся папа, смотрел, пытался тоже пощупать, но ему не позволяли.
Однако этот славный период наших отношений продолжался совсем недолго. Очень скоро Тамара Васильевна от страстной любви перешла к еще более страстной ненависти. Ревность затмила все остальные чувства. Ей вдруг почудилось, что я забрала у нее дочь.
Когда я заходила к Ленке, она еще держалась каким-то чудом, только дергала дочку время от времени идиотскими претензиями. Но стоило мне направиться к выходу, как Т.В. спохватывалась, не могла она выпустить меня из квартиры без очередной гадости:
- Люба, зачем ты заставляешь Ленку на себя горбатиться?
-??????????
- А кто разносит тебе телеграммы?!
- Мы вместе разносим, Тамара Васильевна!
Одно лето я подрабатывала на почте, разносила телеграммы. Ленка часто приезжала ко мне (я жила тогда на Красногвардейской площади), мы вместе ходили по домам, - работа не занимала много времени, потом мы гуляли по набережной (наше любимое место) или шли ко мне домой.
- Конечно, русский Ванька завсегда спину гнет! – визжала она уже в мою убегающую спину.
Была она еще и рьяной антисемиткой. Лена, выросшая в такой атмосфере, тоже не очень хорошо относилась к нашей «жадной и хитрой» нации. Но меня она любила по-настоящему и, чтобы хоть как-то оправдать и объяснить свои чувства, она говорила:
- У Любушки в роду были цыгане, посмотрите, какие у нее очи черные, как из песни!
- Лена, у меня в крови ни одной примеси нет, - правдиво отвечала я.
- Ты просто не знаешь, какой-нибудь прадедушка-цыган точно есть, - утешала меня подружка.
Tags: дружба, мемуарчик
Subscribe

  • Асисяй...

    Читаю книгу Нонны Мордюковой «Казачка». Первая часть, где она пишет о детстве, юности, - просто замечательная, дальше рассказы, одни лучше, другие -…

  • Последние новости

    Пишу теперь в автобусе, возвращаясь с моря, в разные дни, поэтому выглядит несколько сумбурно. Читаю Тамару Петкевич «Жизнь – сапожок непарный».…

  • Чтиво

    Закончила совершенно очаровательную вещицу Алекса Тарна " Томик в мягкой обложке". Не помню уже, по чьей рекомендации, но спасибо этому доброму…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Асисяй...

    Читаю книгу Нонны Мордюковой «Казачка». Первая часть, где она пишет о детстве, юности, - просто замечательная, дальше рассказы, одни лучше, другие -…

  • Последние новости

    Пишу теперь в автобусе, возвращаясь с моря, в разные дни, поэтому выглядит несколько сумбурно. Читаю Тамару Петкевич «Жизнь – сапожок непарный».…

  • Чтиво

    Закончила совершенно очаровательную вещицу Алекса Тарна " Томик в мягкой обложке". Не помню уже, по чьей рекомендации, но спасибо этому доброму…